Preview

Археология, этнография и антропология Евразии

Расширенный поиск
Том 44, № 2 (2016)
Скачать выпуск PDF | PDF (English)

ПАЛЕОЭКОЛОГИЯ. КАМЕННЫЙ ВЕК

3-18 226
Аннотация

Работа продолжает тему возникновения леваллуазской системы расщепления и среднеплейстоценовых индустрий Леванта. В финальном ашеле Леванта сформировалась ашело-ябрудийская индустрия и была выработана техника получения пластинчатых заготовок. На этой базе возник средний палеолит Леванта. Термины «олдованская индустрия» и «левантийское мустье» устарели. Олдованская индустрия принадлежала H. habilis, который не выходил за пределы Африки. Поскольку ранние среднепалеолитические индустрии сформировались в ашело-ябрудийской индустрии Леванта, их правильнее ассоциировать не с мустье, а со средним палеолитом Леванта. Индустрия мустье связана с H. neanderthalensis, а индустрии территорий, где неандертальцев не было, – со средним палеолитом. Миграции неандертальцев сопровождались появлением мустьероидной индустрии (Восточная Европа, Кавказ, Крым, Южная Сибирь и др.). В Африке ок. 800 тыс. л.н. появился новый таксон H. heidelbergensis (H. rhodesiensis). Он мигрировал на Ближний Восток, где с ним связано местонахождение Гешер Бенот Яаков. На протяжении среднего плейстоцена на Ближнем Востоке, прежде всего в Леванте, происходил процесс сапиентации. Возможно, к началу верхнего плейстоцена там сформировались два сестринских таксона: человек современного вида (Схул, Кафзех) и палестинские неандертальцы (Табун, Амуд, Кебара). В конце среднего – начале верхнего плейстоцена не было притока населения в Левант из Африки и с сопредельных территорий Евразии, которое могло вызвать радикальное изменение местных ашельских и среднепалеолитических индустрий. Люди современного вида – создатели нубийской леваллуазской индустрии – проникли из Африки в Аравию ок. 110 тыс. л.н. Вероятно, между ними и среднепалеолитическими популяциями Леванта были кратковременные контакты, однако археологически процесс аккультурации не прослеживается.

19-29 336
Аннотация

Многие материалы, обнаруженные в последние годы, свидетельствуют о том, что заселение Европы гомининами в эпоху раннего плейстоцена происходило на протяжении более миллиона лет. По некоторым вопросам первоначального заселения европейского континента, в частности о том, был ли этот процесс последовательным и постоянным или прерывался, возникают споры среди специалистов. В статье дается обзор доступных зооархеологических материалов раннего плейстоцена, открытых на территории Европы, и обсуждается вопрос о влиянии добычи мясных ресурсов на поведенческие особенности гомининов. Наличие фаунистических остатков на европейских стоянках указывает на то, что гоминины имели доступ к разнообразным источникам пищи животного происхождения: от мелких животных (птицы, рептилии) до крупных млекопитающих (гиппопотамы, копытные), а также побеждали в конкурентной борьбе с хищниками, такими как гиены и кошачьи за одни и те же природные ресурсы. Климатические колебания, характерные для исследуемого периода, а также разнообразие экосистем, выявленных в Средиземноморском регионе и на континенте в целом, сделали потребление мяса основным условием жизнедеятельности в рамках адаптационных возможностей местных гомининов. Таким образом, непрерывность обитания гомининов в Европе в течение раннего плейстоцена могла зависеть от социальной сплоченности групп и их способности регулярно обеспечивать себя запасами мяса.

30-46 261
Аннотация

В статье рассматриваются результаты анализа материалов могильника Венгерово-2А эпохи неолита Барабинской лесостепи. Представлена характеристика погребально-ритуальных комплексов. Показано, что в их состав входят центральная могильная яма и окружающий ее ров, разделенный на сегменты, которые ориентированы по сторонам света. Выявлены разные способы погребения и различное положение погребенных. Подчеркнута особенность изученного некрополя – сочетание в пределах единого могильного пространства двух видов захоронений: коллективных усыпальниц в особых конструкциях со рвами под земляной насыпью и одиночных грунтовых погребений. Описывается последовательность сооружения комплексов: сначала создавались чашеобразные углубления и ров, который ограничивал сакральное пространство, затем в могильной яме совершалось основное захоронение и тело, возможно, присыпалось землей, а сверху в несколько ярусов укладывались остальные погребенные. Предполагается сооружение навеса-настила. После проведения ритуалов комплекс засыпался до образования невысокой насыпи. Отмечено сходство комплексов Венгерово-2А с комплексами могильника Протока (Бараба). Приводится описание погребального инвентаря – изделий из глины, кости, рога и камня, раковин. Дано описание целых керамических сосудов. Выявлены различия между посудой из захоронений, рвов и «тризны» по составу формовочных масс и принципам орнаментации. На основе петрографического анализа каменной индустрии памятника Венгерово-2А и артефактов из синхронных местонахождений Западной Сибири определен источник сырья – аллювий Иртыша. Рассмотрены даты, полученные по образцам из погребений комплекса № 1, проведено их сравнение с датами для могильника Протока, поселений Автодром-2 и Серебрянка-1 (Бараба). Могильник Венгерово-2А датирован периодом позднего неолита (VI–V тыс. до н.э.). По результатам изучения антропологического материала и палеогенетических данных установлено сходство исследуемого населения с другими представителями неолитических популяций Барабы – носителями признаков северной евразийской антропологической формации. Выявлена специфика памятника Венгерово-2А – смешанный характер керамического комплекса и вариативность погребального обряда. Подчеркнута многокомпонентность керамического материала Венгерово-2А, как и других памятников эпохи неолита севера Евразии. Отмечены очень широкое распространение аналогов сопроводительного инвентаря могильника Венгерово-2А: таежная зона Западной Сибири, лесное Зауралье, Прибалтика, Карелия, а также антропологическое и генетическое сходство населения «урало-западно-сибирской культурной общности эпохи неолита».

47-55 243
Аннотация

Анализ стабильных изотопов азота и углерода – один из современных методов изучения различных аспектов жизни древних популяций, включая диету и экономику. В статье изложены методические основы анализа, а также дан обзор палеодиетарных исследований с его применением в Сибири и Евразийской степи по состоянию на конец 2013 г. По имеющимся данным, диета различных популяций энеолита – раннего железного века на этой территории менялась как во времени, так и в пространстве, но всегда включала достаточно большое количество рыбы. Различия в диете (и, соответственно, в хозяйственном укладе) между разными группами носителей одной и той же культуры были связаны с их попытками адаптироваться к конкретным условиям окружающей среды. Отмечено сильное влияние климатических факторов (изменения влажности) на изотопные показатели. Просо появилось лишь в XIV в. до н.э. в Минусинской котловине; таким образом, Южная Сибирь, поидимому, стала одним из первых центров его распространения в Сибирском регионе. Несмотря на относительно большое количество работ, палеодиетарные исследования с применением изотопного анализа в Сибири и Евразийской степи находятся на этапе накопления данных. Одним из важнейших критериев этих исследований является систематический подход, включающий изотопный анализ костных остатков не только людей, но и всех потенциальных составляющих диеты – наземных и водных животных, а также образцов растений (т.н. фоновых образцов).

ЭПОХА ПАЛЕОМЕТАЛЛА

56-68 124
Аннотация

Работа посвящена введению в научный оборот результатов комплексного исследования памятника эпох мезолита и Средневековья в лесостепной зоне донского правобережья. Коллекция мезолита позволяет скорректировать представления о содержании донецкой мезолитической культуры, инвентарь средневекового погребения иллюстрирует сложную этнокультурную картину в регионе, соответствуя в большей степени аланской, нежели болгарской, традиции. На основе исследований почв рассматриваются вопросы реконструкции природно-климатической обстановки, хронологии и культурной принадлежности полученных материалов. Почва серогумусовая реликтово-псевдофибровая ненасыщенная супесчаная, имеет признаки современного и, возможно, древнего антропогенного нарушения профиля, а также смены режимов почвообразования вследствие изменения климатических и биологических факторов среды. Более ранний этап почвообразования характеризовался преимущественно степными условиями с отдельными лесными фазами, поздний – стабильными степными. Последовательная смена хронотипов материальной культуры древнего населения происходила в основном в степные фазы развития природной среды в правобережной донской лесостепи. Общая продолжительность степного почвообразования составила не менее 6 тыс. лет. Оценки следует считать ориентировочными, т.к. в профиле почвы зафиксировано несколько фаз эволюционного развития, что затрудняет датировку в рамках единой модели. Несмотря на нестабильный характер «палимпсестовой» записи почвенной информации на песчаном субстрате, автоморфные почвы могут быть использованы для палеогеографических и археологических реконструкций отношений в системе «человек – природа» в долинах рек исследованной территории.

69-80 142
Аннотация

Статья посвящена анализу изображений, относимых исследователями к ангарскому стилю. Это понятие прижилось в археологической литературе, однако до сих пор нет его четкой дефиниции, вследствие чего существуют различные точки зрения относительно распространения и хронологии этой традиции. Целью настоящего исследования являются выделение собственно ангарского стиля, а также решение сопутствующих вопросов, таких как время бытования традиции, степень ее взаимодействия с наскальным искусством Западной и Южной Сибири. В работе проанализированы три палимпсеста со II Каменного острова на р. Ангаре по материалам фонда А.П. Окладникова в Санкт-Петербургском филиале Архива РАН, на основе чего прослежена динамика внутреннего развития стиля. В результате анализа всех изображений, относимых исследователями к данной изобразительной традиции, выделен ареал собственно ангарского стиля, включающий памятники Прибайкалья (Ангара и верхняя Лена) и правобережья среднего Енисея, а также его локального варианта (памятники бассейнов среднего течения Лены, Алдана и Олёкмы). Сделан вывод о том, что прибайкальская традиция оказала влияние на сложение яркой и узнаваемой иконографии томских лосей на начальных этапах ее формирования, однако изображения Томской писаницы и других близких памятников, традиционно обозначаемые как ангарский стиль, необходимо рассматривать в качестве самостоятельной традиции в контексте культур эпохи бронзы.

81-90 152
Аннотация

В статье представлен комплексный анализ предметов, связанных с деятельностью мохэского ювелира-литейщика из жил. 2 поселения Осиновое Озеро конца IX в. Реконструирован процесс плавки бронзы в сосуде-горне с использованием тигля, установленного на специальной керамической подставке. Изучены обнаруженные в жилище девять бронзовых бляшек, а также негативы форм, в которых они отливались. Проведенный элементный анализ химического состава бронзовых изделий позволил разделить рассматриваемую коллекцию бляшек на три группы. Предметы первой группы отличаются от артефактов второй и третьей групп по происхождению сырья, а бляшки второй группы неоднократно подвергались переплавке. Бóльшая часть коллекции бронзовых бляшек тюркского типа предназначалась для дальнейшей переплавки и изготовления украшений, характерных для мохэской культуры. К украшениям мохэ отнесены одна ажурная и две фигурные бляшки данной коллекции, а также бронзовые колокольчики, найденные в 2012 г. в жил. 3 этого же поселения. Установлено, что бронзовые предметы различного элементного состава неоднократно переплавлялись, поэтому невозможно достоверно определить источник сырья для производства бронзы. Воссозданы способы изготовления матриц-форм для отливки бляшек и обработки готовых изделий центрально-азиатскими и мохэскими мастерами.

91-101 195
Аннотация

Разнообразные предметы с парными изображениями конских голов, т.н. двуглавые коньки или просто коньки, известны во многих древних культурах Сибири. Распространены они и в Якутии, где наиболее ранний экземпляр – костяной амулет-подвески из культурного слоя поселения Улахан Сегеленнях – относится, возможно, к середине – второй половине I тыс. н.э. В якутских погребениях XVII–XVIII вв. часто встречаются кольчатые пряжки-подвески с двуглавыми коньками, являвшиеся украшениями погребальной одежды или сосудов. Изучение музейных коллекций показывает, что подобные подвески нередко служат декором кожаных кумысных сосудов «сири исит», используемых при обряде восхваления и призывания светлых небесных божеств, покровителей людей и скота. Среди якутских коньков имеются образцы, где конские головки уздечками соединены с кольцами, символизирующими, на наш взгляд, небесное светило. В мифологии якутов широко распространен сюжет о рождении коня от солнца. Считается, что сначала расплодились солнечные лошади Джесёгей, а затем люди, т.е. конь является зооморфным прародителем человека. Большую группу коньков в музейных коллекциях составляют подвески женского нарядного пояса и набедренного украшения. Сюжеты парных конских головок продолжают существовать и в современной культуре якутов: ювелирном деле, архитектуре, орнаментике. Их прообразы могли быть связаны с культурой хунну Забайкалья и Монголии. Вместе с тем некоторые якутские подвески с парными изображениями конских голов имеют сходство с тагарскими и таштыкскими коньками.

102-108 158
Аннотация

Статья посвящена всестороннему анализу клада, состоящего из 107 серебряных проволочных копеек. Он был найден в 2008 г. на посаде Умревинского острога (основан в 1703 г.), расположенного на правом берегу р. Оби в 100 км к северу от г. Новосибирска. Клад такого состава впервые обнаружен на территории Новосибирского Приобья. Определена его структура и соотношение с результатами археологического изучения Умревинского острога. Установлены хронологические рамки формирования клада и возможное время попадания его в культурный слой посада острога. Раскопки, проведенные на месте обнаружения находки, показали, что клад располагался на территории усадьбы вблизи жилого сооружения в слое золы. Монеты имеют относительно плохую сохранность. Удалось установить время чеканки 34 экз. Все монеты с читаемыми оттисками штемпелей относятся к периоду 1696–1717 гг. По результатам анализа сделан вывод, что находка является кладом монетного серебра, т.к., во-первых, большинство копеек не имеют различимых изображений, которые гарантируют определенную массу монеты и пробу серебра; во-вторых, клад попал в культурный слой не ранее второй половины четвертого десятилетия XVIII в., т.е. спустя 20 лет после вывода монет такого типа из обращения. В пользу этого вывода также свидетельствует то, что часть монет, вероятно, использовалась в качестве украшений, нашивавшихся на предметы одежды аборигенным населением. Результатом интеграции нумизматических и археологических данных стало существенное уточнение истории Умревинского острога.

ЭТНОГРАФИЯ

109-117 163
Аннотация

В работе рассматривается представительная коллекция кожаной обуви, в которую входят как археологически целые образцы, так и детали, обнаруженные в ходе археологических исследований сельских комплексов русского населения Омского Прииртышья XVII–XVIII вв. По объему она сопоставима с коллекциями кожаной обуви, обнаруженной при раскопках городов Мангазея в Ямало-Ненецком авт. окр. и Тара в Омской обл. На основе комплексного изучения находок, предполагающего в частности определение назначения и связанных с ним конструктивных и технологических особенностей изделий, выделены десять типов обуви. Подробно изучена женская туфля на высоком каблуке с поселения Изюк I, сочетающая как русские, так и западно-европейские черты. Рассмотрены и описаны форма и конструкция обуви, материал и технология изготовления. Для воссоздания первоначальной объемной формы сделан макет изделия на деревянной колодке, на основе которого выполнена графическая реконструкция туфель в пяти проекциях. С помощью реконструкции выявлены конструктивные недостатки обуви, обусловившие ее неудобство при носке, которое отмечалось в письменных источниках XVII в. Прослежены истоки формирования типа 10 обуви. Установлено, что данный тип женских туфель на высоком каблуке сформировался в Западной Сибири в последней четверти XVII – начале XVIII в. Туфли были изготовлены предположительно ремесленниками Тары и в этом же городе, скорее всего, куплены жителями поселения Изюк. Набор типов обуви, которую носили сельские жители и обитатели городов Мангазеи и Тары, различался.

118-128 223
Аннотация

Статья является результатом междисциплинарного исследования на стыке археологии и этнографии и посвящена иконографии божества в облике медведя («Старика священного города») у населения Нижнего Приобья от раннего железного века до наших дней. Выдвинута гипотеза о том, что медведя-бога изображали стоящим в полный рост, все остальные варианты изображения – в проекции сбоку или в т.н. жертвенной, священной, ритуальной позе (голова медведя между передних лап) – относятся к медведю-добыче. Это разделение особенно отчетливо фиксируется в раннем железном веке на ограниченной территории – в правобережье Оби от места ее слияния с Иртышом на юге до д. Ванзеват Белоярского р-на ХМАО – Югры на севере. Рассмотрены вновь обнаруженные бронзовые зеркала и серебряные изделия восточного происхождения и сарматского круга с изображением стоящего медведя; сюжет одного зеркала проанализирован по этнографическим данным. В XIX–XX вв. медвежьи праздники отмечены у ряда локальных групп обских угров, в частности на тех территориях, которые были выделены венгерской исследовательницей Е. Шмидт в качестве первичной и вторичной в распространении культа «Старика священного города». Особую роль они получили в центре фратрии Пор – в д. Вежакары Белоярского р-на ХМАО – Югры. При совершении обряда добытый медведь укладывается в «древней» священной позе «голова между лап», но эта поза не вошла в сакральный орнамент манси и хантов, «Старик священного города» на различных ритуальных атрибутах продолжает изображаться стоящим.

АНТРОПОЛОГИЯ И ПАЛЕОГЕНЕТИКА

129-136 125
Аннотация

Были изучены скелетные и одонтологические остатки 71 индивида из могильников Норатус, Сарухан, Арцвакар и Кармир. Данное исследование позволяет сделать следующие выводы относительно здоровья обитателей Севанского бассейна в позднюю эпоху бронзы и железном веке. Общая оценка патологий в сериях свидетельствует об адекватной адаптации населения к конкретным условиям среды. Лидирующее место среди прочих неблагоприятных средовых факторов занимает инфекционный фон. Переохлаждение организма при наличии хронических очагов стафилококковой и стрептококковой природы могло провоцировать воспаление среднего уха. Зафиксированы факты присутствия экзостозов в ушных каналах. Окружающая среда (особенно температура воды и воздуха, ветер) играет важную роль в развитии остеофитных образований. Признаки некоторых заболеваний зубов, в частности одонтогенного остеомиелита и пародонтита, встречались относительно часто, что свидетельствует о плохой гигиене полости рта. Зубной камень имел почти тотальное распространение в популяциях. Данный факт и отсутствие кариеса указывают на вязкую еду, возможно, белкового происхождения. Для исследованных групп характерна низкая частота встречаемости патологической стертости жевательной поверхности зубных коронок. На черепах и посткраниальных скелетах наблюдались последствия нарушений целостности костей с травмами. Чаще травматические повреждения встречаются в мужской выборке. Травмы свидетельствуют об агрессивной среде. Зафиксированы также два случая отсечения головы у женщин. Распространение маркеров эпизодического стресса указывает на систематичное воздействие негативных факторов среды (инфекции, паразиты, периоды голодания). Индивиды, умершие в детском возрасте, при жизни испытывали наиболее сильные стрессы.

137-147 221
Аннотация

Атласовское погребение – один из самых ранних погребальных памятников кулун-атахской средневековой культуры якутов (XIV–XVI вв.). Первоначально его возраст был определен сравнительно-типологическим методом по сопроводительному инвентарю, а позже уточнен по данным радиоуглеродного датирования, согласно которым памятник относится к раннему этапу культуры (XIV–XV вв.). Захоронение отличается сидячим положением погребенного, что является практически уникальным случаем в традиционной погребальной практике якутов. Череп был полностью покрыт берестяной повязкой, под которой скрывались следы смертельных ранений. На основе всестороннего антропологического изучения находки предпринята попытка реконструировать образ жизни и причины смерти погребенного. Исследование костей скелета показало наличие нехарактерных для столь молодого возраста (20–25 лет) серьезных патологий, связанных с чрезмерными физическими нагрузками. Это свидетельствует в пользу неординарного социального положения, реконструируемого в двух крайних вариантах – раб или воин. Вместе с тем сложная берестяная повязка, наложенная на голову, косвенно указывает на достаточно высокий статус погребенного. Это вместе с необычным погребальным обрядом (в сидячем положении) позволяет уверенно говорить, что данный индивидуум, скорее всего, принадлежал к воинам. Множественные повреждения, нанесенные рубящим оружием, свидетельствуют об ожесточенности конфликтов в период становления этнической культуры якутов. Краниологическое исследование показало морфологическое сходство погребенного с антропологическим типом современных бурят и монголов, что перекликается с эпическими данными о происхождении якутов, в этногенезе которых принимали участие бурятские или монгольские переселенцы.

148-154 216
Аннотация

В статье предложена гипотеза о происхождении в составе неолитического населения территории Якутии антропологического компонента, характеризующегося высокой черепной коробкой. В других районах Восточной Сибири ни на одном археологическом этапе этот компонент не обнаружен. Комплекс всех известных неолитических черепов из Якутии монголоидный и сочетает в себе признаки байкальской и арктической групп антропологических типов. На основе анализа антропологических материалов и палеогеографической ситуации на северо-востоке Азиатского материка сделан вывод о том, что в формировании антропологического состава населения континентальных областей Северо-Восточной Азии принимали участие популяции Берингии – древней суши, занимавшей 25–20 тыс. л.н. часть акватории современных Чукотского и Берингова морей. Глобальное потепление и таяние ледников в конце плейстоцена – начале голоцена привело к повышению уровня Мирового океана, и Берингия была затоплена. Ее население мигрировало на сопредельные, не охваченные наводнением территории. По комплексу антропологических признаков популяции Берингии, вероятно, были близки к представителям тихоокеанской ветви монголоидной расы и могли иметь общую расогенетическую историю с носителями бойсманской археологической культуры. Эта культура существовала 7–5 тыс. л.н. Она была распространена вдоль побережья Японского моря от севера Корейского полуострова до залива Петра Великого. В основу исследования положены краниологические материалы ымыяхтахской, белькачинской и бойсманской культур. Межгрупповой статистический анализ выполнялся методом главных компонент в модуле STATISTICA 6.0.

НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ



ISSN 1563-0110 (Print)