Preview

Археология, этнография и антропология Евразии

Расширенный поиск
Том 46, № 1 (2018)
Скачать выпуск PDF | PDF (English)
https://doi.org/10.17746/1563-0110.2018.46.1

ПАЛЕОЭКОЛОГИЯ. КАМЕННЫЙ ВЕК

3-15 280
Аннотация

В статье представлены результаты технологического и экспериментально-трасологического анализов персональных украшений многослойной археологической стоянки Обишир-5 – ключевого объекта позднего плейстоцена – раннего голоцена в западной части Центральной Азии. Изучаемые артефакты из раннеголоценового комплекса памятника (литологические слои 2 и 3) – три подвески овальной, подтреугольной и подпрямоугольной формы, украшение-«лабретка» и заготовка подвески – составляют наиболее раннюю и многочисленную для данного региона серию каменных шлифованных украшений. Все изделия обнаружены в надежных стратиграфических условиях, для вмещающих культурных отложений получена серия радиоуглеродных дат. В результате комплексного петрографического, экспериментально-трасологического и технологического исследования реконструированы операционные последовательности изготовления украшений. Установлено, что в эпоху раннего голоцена их делали из местного сырья – талькита и серпентинита, источник которого находился в 4,5 км от стоянки. Заготовками подвесок служили мелкие гальки, обломки и сколы с более крупных отдельностей сырья. Процесс изготовления включал обработку поверхностей изделий шлифовкой и строганием, биконическое сверление и полировку. Выдвигается предположение о существовании традиции изготовления персональных украшений из мягких пород камня в западной части Центральной Азии 10 700–8 200 кал. л.н. Сопоставление изделий рассматриваемого типа из археологических комплексов финального плейстоцена – раннего голоцена западной части Центральной Азии, Среднего и Ближнего Востока позволило считать их одним из ярких индикаторов развития этих комплексов в одном направлении.

16-26 142
Аннотация

В работе приводятся результаты комплексного исследования многослойного среднепалеолитического памятника Хаджох-2 на Северо-Западном Кавказе. Стоянка находится на месторождении высококачественного шаханского кремня. За пять лет раскопано ок. 33 м2 площади памятника, изучены отложения мощностью более 6 м. На стоянке выделено десять литологических слоев и четыре культурных. Основное внимание было сосредоточено на нижних культурных слоях 6 и 7, наиболее насыщенных артефактами. В результате проведенных исследований установлено, что в период накопления осадков этих слоев стоянка располагалась на пойменной террасе правобережья р. Средний Хаджох (правый приток р. Белой). Образование террасы датируется рубежом среднего и позднего плейстоцена, следовательно, памятник не древнее начала позднего плейстоцена, 130–120 тыс. л.н. Судя по данным спорово-пыльцевого анализа, во время формирования слоев 6 и 7 в районе стоянки преобладал холодный и сухой климат, условия были близки к субальпийским и альпийским лугам. Изучение артефактов из этих слоев позволяет заключить, что здесь представлены остатки мастерских, расположенных непосредственно на выходах высококачественного кремня. В обеих коллекциях преобладают предметы первичного расщепления: нуклеусы, сколы, мелкие осколки. Среди орудий доминируют незавершенные бифасиальные формы. В целом материалы памятника Хаджох-2 наиболее близки к индустриям восточного микока, представленным на Мезмайской, Баракаевской, Монашеской и Ильской стоянках Северного Кавказа.

27-33 101
Аннотация

В работе дается технико-типологическая характеристика основных комплексов позднеэнеолитической посуды лесостепного Заволжья. Выделяются три различных комплекса: чекалинский; гундоровский и «керамика с внутренним ребром». Керамика чекалинского типа представлена слабопрофилированными сосудами с примесью раковин в тесте; орнамент составлен в основном из оттисков короткого и среднего гребенчатого штампа; ямочных вдавлений. Посуда гундоровского типа имеет слабопрофилированную и горшковидную формы; примесь в виде раковин и пера в тесте; орнаментирована отпечатками среднего гребенчатого; рамчатого штампов; веревочкой. Сосуды типа «керамика с внутренним ребром» горшковидной и баночной формы; в тесте раковины и перо; орнамент состоит из отпечатков мелкой гребенки; гладкого штампа; насечек; ямок. Определяется круг аналогов чекалинской керамики – материалы энеолита лесной и лесостепной полосы Поволжья и Приуралья. Прослежены черты сходства гундоровской посуды с лесостепными воротничковыми энеолитическими изделиями; а также с комплексами волосовской культуры лесной зоны Среднего Поволжья. Отмечены параллели между «керамикой с внутренним ребром» и среднестоговскими; алтатинскими; турганикскими материалами лесостепи; однако полного сходства по всему набору признаков не обнаружено. Определено время бытования указанных позднеэнеолитических комплексов: последняя четверть V – первая половина IV тыс. до н.э. Сделан вывод о генетической связи чекалинской керамики с поздними гребенчатыми сосудами средневолжской неолитической культуры. Гундоровская посуда восходит к воротничковым энеолитическим комплексам типа Лебяжинка III. Формирование «керамики с внутренним ребром» происходило на основе лесостепных культур развитого энеолита.

ЭПОХА ПАЛЕОМЕТАЛЛА

34-40 214
Аннотация

Представлены результаты исследования образцов вещества, из которого выполнены ленты для реставрации сосуда тымского типа с памятника Ясное-8 в центральной части о-ва Сахалин. На основании аналогичных находок на Японском архипелаге уже изначально предполагалось, что оно является природным битумом. Однако до настоящего времени для подтверждения этого предположения не использовались возможности естественных наук. Кроме идентификации природного битума ставилась задача установления его источника. Изучение образцов проводилось в двух независимых лабораториях различными методами геохимии и петрографии, что позволяет говорить о достоверности полученных результатов. Впервые на территории России для идентификации углеводородного вещества с археологического памятника наряду с элементным и петрографическим анализами использовался метод пиролитической газовой хроматомасс-спектрометрии. Результаты исследования свидетельствуют об использовании на Сахалине в эпоху палеометалла природных битумов, которые в достаточном количестве имеются на острове. Определение конкретного источника сырья осложнено практически полным отсутствием данных по проявлениям битумов, т.к. они не являются объектами промышленного освоения. По имеющимся материалам установлено, что природный битум, обнаруженный на памятнике Ясное-8, своим происхождением связан с Северо-Сахалинской нефтегазоносной областью или прилегающими территориями. Исключена связь образца с месторождениями битума на северо-востоке о-ва Хонсю, а с поверхностными проявлениями углеводородов о-ва Хоккайдо она маловероятна

41-50 65
Аннотация
Статья вводит в научный оборот материалы могильника Инской Дол эпохи ранней бронзы, находящегося в низкогорных районах Западного Алтая. Памятник включает две расположенные отдельно друг от друга группы курганов, различающихся по погребальному обряду и инвентарю. В статье приводится описание раскопанных курганов. На основании анализа погребального обряда и инвентаря сделан вывод о культурно-хронологических различиях между группами объектов. Южная группа курганов имеет признаки, характерные для афанасьевской культуры (надмогильные конструкции округой формы из мелких и средних камней, уложенных в два-три слоя, с кольцом-крепидой по окружности, положение погребенных на спине с согнутыми в коленях ногами, головой на запад, окраска охрой, наличие яйцевидных остродонных сосудов), северная группа – признаки, соответствующие погребениям куротинского типа (надмогильные сооружения округлой формы из камней, уложенных плашмя в один слой, положение умерших на спине с согнутыми в коленях ногами, головой на восток, окраска охрой, наличие сосудов баночной формы). На могильнике Инской Дол афанасьевские и куротинские объекты составляют отдельные кладбища. Определяется время совершения на некрополе погребений носителей афанасьевской культуры. Исследование афанасьевских объектов в этом районе позволяет уточнить границы ареала культуры и подтвердить предположение о том, что носители афанасьевской культуры освоили как высокогорные районы Центрального Алтая, так и низкогорные зоны Западного Алтая.
51-58 112
Аннотация

В статье анализируются орнаментированные берестяные изделия с городища (святилища) Усть-Полуй (I в. до н.э. – I в. н.э.). Акцент делается на том, что в Нижнем Приобье благодаря вечной мерзлоте существует уникальная возможность изучать коллекции артефактов из органического, хрупкого материала. Приводится перечень археологических памятников региона от энеолита до позднего Средневековья, в материалах которых представлены берестяные изделия, как орнаментированные, так и без декора. Освещены этапы исследования городища Усть-Полуй. Особенное внимание уделено периоду работ последнего исследователя памятника – А.В. Гусева, т.к. подавляющее большинство артефактов из бересты было обнаружено в это время. Подробно описаны условия залегания изделий, определившие их феноменальную сохранность. Особое внимание уделено рукотворному рву, пролегающему через памятник, поскольку основная масса артефактов из бересты найдена именно в нем. Предлагается морфологическая типология берестяных емкостей, основанная на способе их раскроя. Дано краткое описание изделий. Рассмотрены орнамент на берестяных находках и способы его нанесения. Отмечается факт намеренной порчи изделий высокого качества во время их бытования как возможный акт жертвоприношения. Также рассмотрены вопросы изучения орнаментальной традиции народов Севера Западной Сибири в различное время и разными авторами.

59-65 88
Аннотация

В статье рассматривается оригинальное древнетюркское изваяние из урочища Борили (Улытау, Центральный Казахстан). Оно отличается нетипичной для древнетюркской каменной скульптуры позицией рук и необычным атрибутом – топором-чеканом, изображенным вместо сосуда. Анализ изобразительных и вещественных аналогов предметов вооружения, воспроизведенных на изваянии, позволил датировать его VII – началом VIII в. (VII в.). Композиционные особенности скульптуры могли объясняться знакомством создавшего ее мастера с искусством населения сопредельных территорий, в первую очередь согдийского, а также территориально близкого – китайского. Сюжет изваяния позволяет рассматривать его смысловое содержание в нескольких направлениях: в качестве изображения сакрализованного предводителя, ставшего после смерти священным покровителем близкой ему группы населения (стандартная интерпретация древнетюркских изваяний, установленных вблизи каменных оградок), и в качестве изображения стража – непременного элемента «дороги духов», устраиваемой около погребального сооружения представителей императорской элиты в Китае.

66-75 107
Аннотация

Убсунурская котловина является одной из самых крупных сухих впадин юга Сибири и Центральной Азии. Основой жизнеобеспечения проживающего здесь населения является пастбищное животноводство. В небольших масштабах имеется орошаемое земледелие в долинах рек. Дешифрирование космических снимков котловины позволило предположить наличие на ее территории следов древнего земледелия, площади которого многократно превышают размеры современных полей. В центральной части котловины, в долине р. Тес-Хем, выявлены возможные густые сети оросительных систем и приуроченные к ним не описанные ранее многочисленные следы древних поселений, на западном побережье оз. Убсу-Нур – очертания, вероятно, древнего города, окруженного сетью оросительных каналов. При проведении полевых научно-исследовательских работ результаты дешифрирования были подтверждены, выявленные объекты (участки древних оросительных систем, развалины города и отдельных поселений) зафиксированы на местности. Палеоботанические исследования погребенных почв и торфяников на древних полях центральной части Убсунурской котловины позволили впервые обнаружить здесь остатки зерен Triticum sp. (пшеницы). Найденные вместе с ними макроостатки лесной и лесостепной растительности свидетельствуют о лесостепных ландшафтах и более мягких климатических условиях на ныне пустынных территориях центральной части Убсунурской котловины во времена древнего земледелия. По предварительным данным радиоуглеродного датирования возраст обнаруженного города соответствует развитому Средневековью. Таким образом, дополнительно подтверждено существование на этой территории земледелия, которое ранее играло более значительную роль в жизни местного населения, чем в настоящее время.

76-85 113
Аннотация
В статье представлены итоги междисциплинарных исследований Кушманского городища Учкакар IX–XIII вв. Геофизические исследования (общая площадь более 26 тыс. м2) позволили оценить границу поселения, выявить его структуру, восстановить планировку каждой структурной части и особенности конструкции всех трех линий оборонительных сооружений. Использование комплекса геофизических методов (электропрофилирование, магниторазведка, георадар, электротомография) обеспечило возможность сравнительного анализа данных. Целенаправленные раскопки участков геофизических аномалий позволили уточнить информацию об археологическом памятнике. Изучено несколько объектов различных типов: жилое и хозяйственное сооружения, группа хозяйственных и производственных ям, внутренняя линия укреплений. Раскопки объектов, проведенные на всех структурных частях городища Учкакар, доказали корректность предварительной интерпретации геофизических данных. Соотнесение результатов раскопок (менее 1 % территории городища) со сводной геофизической картой позволило уточнить классификацию геофизических аномалий и обеспечило возможность обосновать реконструкцию планировки и структуры поселения в целом. Выявлена наиболее ранняя линия укреплений, разграничивающая внутреннюю и среднюю части городища (не выражена в рельефе), реконструирована рядовая планировка средней и внешней частей поселения, обнаружены заглубленные объекты за внешней линией оборонительных сооружений. Кроме того, получена оценка мощности культурного слоя и степени его сохранности на всех структурных частях городища. Междисциплинарные исследования на напольной части поселения позволили впервые на чепецких городищах выявить культурный слой за пределами укреплений.
86-99 130
Аннотация

В статье публикуется уникальный комплекс из четырех погребений (№ 4, 8, 13, 15), совершенных по обрядам ямной культуры в кург. 1 могильника Левоегорлыкский-3 в Ставропольском крае. Захоронения датируются серединой IV тыс. до н.э. С ними связано возникновение кургана и ранний этап его функционирования в качестве кладбища. Скелеты в погребениях сохранились плохо, тем не менее установлено, что покойные были захоронены в скорченном положении на спине. Насыпь кургана над ними была укреплена кромлехом-крепидой. В насыпи и кромлехе-крепиде встречены фрагменты керамики раннего варианта майкопской культуры. Однако в основном захоронении (№ 15) обнаружена керамика степных халколитических культур, не связанная с майкопско-новосвободненской общностью. Впускное погр. 4 помимо золотой подвески и скола кремня содержало кинжал майкопского типа и каменный клювовидный молот. Аналоги кинжала связаны с ранним этапом майкопско-новосвободненской общности, а молота – с поздним, с ее долинским вариантом в Центральном Предкавказье. Публикуемый комплекс является ярким примером влияния культов военной элиты майкопских племен на погребальную обрядность носителей ямной культуры. При этом находки из погр. 4 позволяют поставить вопрос о распространении своеобразных клювовидных молотов в среде долинского варианта майкопско-новосвободненской общности под влиянием ямных традиций производства таких орудий, встречаемых в комплексах с предметами раннего этапа майкопско-новосвободненской общности, в т.ч. и в комплексах ямно-майкопского типа.

100-107 157
Аннотация

В статье рассматривается проблема периодизации срубной культуры на территории Оренбургского Предуралья. Впервые в истории исследования этой культуры для решения данного вопроса был применен комплексный подход. По морфологическому строению и вещественному составу погребенных почв устанавливалась очередность сооружения курганов на могильнике, т.е. определялись относительно более ранние и более поздние насыпи в пределах одного курганного поля. Было выявлено, что палеопочвы под наиболее ранними курганами характеризуются аридными признаками, а под наиболее поздними – гумидными. Палеопочвенные исследования сопровождались радиоуглеродным датированием и технико-технологическим анализом керамики. После изучения ряда некрополей полученные данные по разновременным курганам каждого памятника были сопоставлены между собой. В результате определено, что погребальные комплексы, характеризующиеся схожими свойствами почв, имеют общие черты обряда и инвентаря, а также близкие радиоуглеродные даты. Технико-технологический анализ керамики по методике А.А. Бобринского показал, что посуда из погребений под относительно ранними насыпями того или иного могильника демонстрирует в технологическом плане более однородные признаки на всех ступенях гончарного производства, в сравнительно поздних комплексах они разнообразнее. На основании данных археологии, палеопочвенных исследований, радиоуглеродного датирования, технико-технологического анализа керамики в истории срубной культуры региона выделены три хронологических этапа.

108-116 125
Аннотация

В целях верификации летописных данных о зимовке отряда Ермака на Карачинском острове в пойме р. Тобол (Западная Сибирь) экспедицией Тюменского университета проведены раскопки землянки на этом месте. Выявлена срубная постройка, состоявшая из двух помещений. От сруба сохранились три-четыре нижних венца. Жилище функционировало недолго, т.к. пространство вокруг него не было освоено, количество бытового мусора и кухонных отбросов незначительное. Найдены русская гончарная керамика, точило, керамический скребок, шлаки и куски металла. Линзы прокала и угля в нижней части заполнения, обожженные участки на бревнах срубов свидетельствуют о том, что постройка горела. После пожара она была отремонтирована. Методом AMS в лаборатории Университета Аризоны (США) по целлюлозе из двух образцов древесины постройка датирована серединой XVII в. Выявлены особенности в распределении и содержании химических элементов в погребенной и современной почвах, указывающие на интенсивное использование острова для содержания скота в предшествующее строительству время и ремесленные занятия обитателей по ремонту инвентаря и вооружения. В целом археологические наблюдения позволяют заключить, что это было зимовье другой группы первопроходцев. Оно функционировало в период начального этапа российского освоения Сибири и использовалось, скорее всего, двухкратно. Разведками на местности не удалось выявить других построек этого времени. Результаты исследования свидетельствуют в пользу версии Р.Г. Скрынникова о двухмесячном походе казаков от Строгановских городков до столицы Сибирского ханства без зимовки. Такой ход военной кампании представляется наиболее тактически оправданным в условиях слабого сопротивления татарских сил, раздробленных вследствие участия войска Маметкула в набеге на Приуралье.

117-122 115
Аннотация

В статье представлены данные экспериментов, связанных с проверкой предположения о мумификации человеческих тел в результате термической реакции и последующей гибели кишечной микрофлоры в погребениях периода династии Чосон. Отмечается, что очень хорошо сохранившиеся мумии указанного времени обнаружены только в захоронениях Хвегванмё с гробами, покрытыми со всех сторон смесью из извести и почвы. Эксперименты проводились с использованием миниатюрных моделей захоронений и животных. Было установлено, что сразу после захоронения в могилах при контакте известьсодержащей обмазки с водой температура повышалась до 130,8 ± 23,5 °C и сохранялась в течение 141,0 ± 64,7 мин. В работе приводятся результаты наблюдений за бактериальными культурами на пластинах с агаром MacConkey или кровяным агаром в условиях изменяющегося температурного режима. Они свидетельствуют о полной стерилизации при высокой температуре флоры, которая обычно присутствует в кишечнике крыс. Показано, что аналогичная мумификация может быть воспроизведена с использованием миниатюрных могил разных размеров, а также разных животных, например, белых новозеландских кроликов.

ЭТНОГРАФИЯ

123-132 108
Аннотация

Статья посвящена изображениям небесных светил на сакральных атрибутах обских угров, а также их роли в верованиях и обрядах. Привлечены археологические, этнографические, фольклорные и изобразительные источники II тыс. н.э., а также материалы фондов ряда музеев России. Отмечено, что в мировоззрении обских угров солнце и месяц занимают незначительное место, тем не менее они персонифицированы и являются персонажами преданий и мифов. При организации обрядов ханты и манси учитывают фазы луны (новолуние) и движение солнца. На священных атрибутах обских угров солярные знаки встречаются в основном на предметах, относящихся к культу Небесного всадника. Это может рассматриваться как реликт ранних космогонических представлений. Появление импортных изделий с изображениями солнца и месяца на территории Урала и Западной Сибири по археологическим источникам фиксируется не ранее IX в. В X–XII вв. подобные предметы отливают уже в урало-сибирском регионе. В XIII–XIV вв. в Зауралье поступают серебряные бляхи с изображением сокольничего, которые маркируют продвижение вогулов с Западного Урала на современные места проживания. Сюжет «сокольничий в окружении животных, солнца и луны» воспроизводится на суконных атрибутах Мир-суснехума до настоящего времени. Солярные знаки применялись манси и хантами для оформления жертвенных даров богини Калтась, фронтонов культовых амбарчиков, ряда шаманских атрибутов, их наносили на погребальные сооружения, использовали для подписи на документах.

АНТРОПОЛОГИЯ И ПАЛЕОГЕНЕТИКА

133-143 112
Аннотация

Исследована полная трепанация с удалением внутренней костной пластинки на черепе мужчины ок. 35 лет из погр. 14 на археологическом комплексе Анжевка в Красноярско-Канской лесостепи, датированном эпохой поздней бронзы (первая треть I тыс. до н.э.). Часть захоронений комплекса, в т.ч. с трепанированным черепом, имеет следы особых постпогребальных обрядов. Комбинация краниометрических и одонтологических характеристик погребенного мужчины соответствует палеосибирскому или байкальскому антропологическому типу. Дифференциальная диагностика пораженного участка черепа с использованием методов макрои микроскопии, а также многосрезовой компьютерной томографии позволила установить, что данная трепанация была выполнена для лечения остеомиелитического поражения теменной кости с развитием эпидурального абсцесса (эмпиемы). Его причиной стал открытый вдавленный перелом левой теменной кости орудием с небольшой площадью соприкосновения. В современной криминальной практике такие «дырчатые» повреждения черепа возникают при ударе молотком. Это объясняет отсутствие линейных переломов теменной кости от зоны трепанации. Краниотомия с удалением остеомиелитического очага и опорожнением эпидурального абсцесса привела к длительному сохранению жизни пациента. Результаты трасологического анализа свидетельствуют о том, что отверстие было выполнено методом скобления ножом, а для подъема фрагментов кости и их последующего удаления применялся четырехгранный тонкий инструмент. Можно предположить, что справиться с далеко зашедшим инфекционным процессом древнему целителю помогло использование бронзовых инструментов, обладающих антисептическими свойствами.

144-153 125
Аннотация
В работе анализируется временнáя и возрастная изменчивость морфофизиологических и рентгенографических данных в пяти сельских популяциях Монголии, проживающих в различных климатогеографических зонах и ведущих традиционный образ жизни. Фактический материал был собран в ходе антропоэкологических экспедиций в 1986–1990 гг. Были обследованы четыре группы халха-монголов и одна хотонов. Всего 970 мужчин и женщин в возрастном диапазоне 18–80 лет. Установлено, что региональные климатогеографические характеристики мест обитания популяций практически не оказывают влияния на изменчивость и величины морфологических характеристик в халха-монгольских группах. Эти группы показывают также временнýю стабильность соматических показателей на протяжении последних 40 лет, а с учетом литературных данных – с конца XIX в. Полученные результаты по темпам возрастных изменений скелета кисти у монголов относятся к категории низких и умеренных. Половое созревание монголок замедленное, средние сроки менархе составляют 15,8 лет и временнóй динамики не обнаружено. У хотонских женщин этот показатель еще больше – 16,8 лет. В отличие от халха-монгольского населения, в женской части популяции хотонов зафиксированы секулярные изменения размеров тела, ускорение темпов полового созревания и старения скелета. Рассмотренный комплекс биологических показателей свидетельствует об адаптированности обследованных групп халха-монголов к факторам окружающей среды. В мигрантной популяции хотонов наблюдаются признаки формирования адаптивной нормы, характерной для коренного населения региона.

ПЕРСОНАЛИИ



ISSN 1563-0110 (Print)