Preview

Археология, этнография и антропология Евразии

Расширенный поиск
Том 45, № 4 (2017)
Скачать выпуск PDF | PDF (English)

ПАЛЕОЭКОЛОГИЯ. КАМЕННЫЙ ВЕК

3-12 187
Аннотация

В статье рассматриваются результаты радиоуглеродного датирования по нагару на неолитической керамике громатухинской культуры Западного Приамурья, полученные по  материалам памятников Громатуха и Черниговка-на-Зее. Отмечается, что хронология  громатухинской культуры со времени ее открытия в начале 1960-х гг. претерпела  значительные изменения: период ее существования первоначально определялся по  результатам типологического анализа археологического материала второй половиной V – IV тыс. до н.э., в связи с появлением в начале 2000-х гг. серии радиоуглеродных дат  по углю  и органическому наполнителю в керамике он был удревнен до 16–15 – 8 тыс. л.н. в их  календарном значении. На основе 17 радиоуглеродных дат, впервые определенных по  нагару на керамике, установлено, что продолжительность ее бытования в рамках  громатухинской культуры составляет 5 460 лет. Сравнительный анализ полученных  радиоуглеродным методом определений абсолютного возраста образцов различного  материала (уголь, органический наполнитель и нагар на керамике) из памятников громатухинской культуры показал, что наиболее широкие временные рамки дают даты, установленные по органическим добавкам в керамике (16 260–8 010 л.н.), несколько  более узкие – по нагару на сосудах (15 010–9 550 л.н.) и по углю из слоев (14 820–11 200  л.н.). В статье обозначена проблема временных оценок бытования громатухинской культуры и показаны возможные пути ее решения.

13-23 119
Аннотация

В статье приводятся новые данные по древнему рыболовству на Большом море оз. Байкал. Материалы получены в результате совместных исследований Российско-Канадской  археологической экспедиции (проект Иркутского государственного университета и  Университета Альберты) на многослойных поселениях Саган-Заба II и Бугульдейка II.  Статья основана на анализе остатков ихтиофауны и артефактов, ассоциируемых с рыбной  ловлей (крючки, гарпуны, грузила и скульптурные изображения рыб). Впервые удалось не  только реконструировать таксоны и способы добывания рыб, но и проследить изменения в  использовании тех или иных видов по временным срезам. Хронологическая привязка  анализируемых культурных слоев Саган-Забы II и Бугульдейки II основана на более 90  радиоуглеродных AMS-датах, полученных по костям копытных животных в Оксфордской  лаборатории радиоуглеродного анализа. В рамках археологической периодизации  материалы охватывают период от мезолита до этнографической современности. Проведено  сравнение состава рыб с материалами поселений Малого моря оз. Байкал. Получены новые  данные для понимания значимости и хозяйственных аспектов рыболовного промысла на оз. Байкал на протяжении всего голоцена. Установлено, что рыболовные традиции охотников-рыболовов раннего и среднего голоцена на Байкале были продолжены и скотоводами,  особенно с предпочтением улова глубоководных видов рыб. Сделан вывод, что у древнего  населения Байкальского побережья в голоцене сложился хозяйственный уклад,  характеризующийся комплексным использованием природных ресурсов, при котором рыболовство имело существенное значение.

24-33 94
Аннотация

В статье подводятся итоги комплексного анализа каменного инвентаря шести неолитических памятников Верхнего и Среднего Прикамья, относящихся к камской и волго-камской  культурам. Последовательно использовались технологический, типологический,  трасологический и планиграфический методы. Выявлено сходство каменного инвентаря  памятников обеих культур по основным показателям. Технологический анализ показал, что  для них характерно намеренное, контролируемое расщепление с целью получения пластин  и пластинчатых отщепов. Типологический метод позволил установить превалирование  орудий на отщепах над орудиями на пластинах, широкое распространение краевой ретуши  при наличии изделий с двусторонней обработкой, преобладание скребков, ножей, острий,  пластин и отщепов с ретушью. В качестве отличия можно отметить, что на памятниках  камской культуры более широко представлена вентральная ретушь. По данным  трасологического анализа, ведущими категориями орудий были скребки для работы с  различными материалами, мясные и строгальные ножи, сверла, проколки. Отличие  заключалось в наличии значительного комплекса орудий для обработки кости на памятниках волго-камской культуры. Планиграфический анализ показал, что хозяйственные зоны, связанные с различной деятельностью, часто перекрывали друг друга или четко не  отделялись одна от другой. По итогам проведенного исследования сделан вывод о высокой  степени сходства между каменными индустриями камской и волгокамской культур. По всей  видимости, необходимость адаптации к сходным природным условиям привела к  нивелированию культурных различий.

ЭПОХА ПАЛЕОМЕТАЛЛА

34-44 127
Аннотация

Статья представляет результаты комплексного изучения Верхнегостагаевского городища (Краснодарский край), датируемого позднеантичным – ранневизантийским временем.  Продемонстрированы возможности привлечения недеструктивных методов (топосъемка и  магниторазведка) в исследованиях памятника с многоуровневой системой оборонительных сооружений, возведенных с использованием античных строительных  материалов в соответствии с традициями сырцово-каменной боспорской фортификационной  архитектуры. В работе приводится информация об особенностях рельефа местности, в  которой расположен памятник, являвшийся стратегически важной крепостью-убежищем.  Большое внимание уделяется описанию фортификации городища – двух поясов стен,  выполнявших оборонительную функцию цитадели, а также монументального сооружения  общественного назначения, остатки которого были открыты в 2014–2017 гг. Приводится  характеристика датирующего материала, полученного при проведении археологических  раскопок. Публикуются хронологические определения. На основе наблюдений, касающихся масштаба работ по возведению крепости, а также их качества, сделан вывод о том, что  строители имели представление об особенностях микрорельефа и строительных материалов. Отмечено вторичное использование при строительстве камня из более ранних разрушенных  построек. Рассматривается возможность связи Верхнегостагаевского городища с  локализуемым многими исследователями в указанном регионе синхронным политическим  образованием, которое, вероятно, было причастно к чеканке подражаний римским  динариям.

45-55 148
Аннотация

Дзёмонская традиция монументальных сооружений – одна из трех (наряду с яёйской и кофунской) в древних культурах Японского архипелага (острова Кюсю, Хонсю и Хоккайдо).  Ее наиболее ранние проявления фиксируются уже в раннем периоде дзёмона (ок. 8 000  л.н.), а пик приходится на поздний (4 000–3 000 л.н.). В отличие от двух поздних традиций  носителями дзёмонской были не земледельцы и скотоводы, а охотники-собиратели- рыболовы. Настоящая статья – первая в отечественной археологической литературе работа, в которой рассматриваются различные типы монументальных сооружений эпохи дзёмон (выкладки из камней, «каменные кольца», земляные насыпи, раковинные кучи геометрической формы), их распространение на территории архипелага, хронология,  приводятся иллюстративные материалы (прорисовки, фото) по наиболее ярким комплексам  (Юбунэдзава II, Оою, Комакино, Саннай Маруяма, Касори и др.). Предлагается гипотеза об  истоках традиции в культурах финального палеолита и переходного к дзёмону времени  (культура микосиба), а также проводятся параллели с памятниками (Устиновка-4,  Суворово-4, Богополь-4) на сопредельных территориях Российского Дальнего Востока (Приморье). Учитывая многокомпонентность монументальных комплексов (тщательная планировка, следы деревянных конструкций, погребения, многочисленные предметы  искусства, визуальные эффекты, астрономические ориентиры, «солнечные часы»), авторы  публикации рассматривают их, в первую очередь, как мультифункциональные ритуальные  центры. По объему материала и энергии, затраченных на их сооружение, монументальные  комплексы эпохи дзёмон вполне сопоставимы с мегалитическими памятниками неолита Западной Европы.

56-64 103
Аннотация

В статье на основе анализа форм керамических сосудов малышевской культуры (развитый комплекс) и корреляции их с синхронными материалами Нижнего Приамурья (поздний  комплекс кондонской культуры) и Приморья (бойсманская культура и веткинский комплекс)  предпринимается попытка решить вопрос о взаимодействии и взаимовлиянии населения юга Дальнего Востока в период среднего неолита. В изучении проблем межкультурных  контактов в древности большое значение придается керамике – серийному материалу с  комплексом разнообразных характеристик. По мнению ряда российских и зарубежных  ученых, основой ее классификации и типологии являются признаки форм сосудов. Несмотря на отсутствие единой методики, морфологический анализ нижнеамурской и приморской  средненеолитической керамики может помочь внести ясность в актуальные проблемы  археологии неолита региона. Обследование по программе статистической обработки  керамики В.Ф. Генинга позволило определить суммарные характеристики показателей типов сосудов развитого комплекса малышевской культуры, выделить общие и специфические  признаки их морфологии, выявить базовые черты традиции формообразования. Методика Х.А. Нордстрёма помогла установить тенденции к складыванию «эталонных» форм глиняных сосудов в гончарстве поздних «малышевцев». Сравнение с поздней кондонской керамикой  (Нижнее Приамурье), а также с бойсманской и веткинской (Приморье) выявило сходство и  отличия стадиального, регионального и культурного характера. Наиболее близка формам  сосудов развитого малышевского комплекса бойсманская керамика, наименее – веткинская.

65-73 256
Аннотация

В статье дан историографический анализ концепций культурогенеза неолита Зауралья, Среднеиртышско-Барабинского региона и Верхнего Приобья в аспекте абсолютной  хронологии комплексов. Введены в научный оборот новые радиоуглеродные даты для  неолитической керамики лесостепной зоны Зауралья (22) и Западной Сибири (13).  Аргументировано сосуществование козловских, полуденских и боборыкинских лесостепных  и маханджарских степных комплексов Зауралья и Казахстана в конце раннего – начале  позднего неолита. Обозначена синхронность поселений артынской культуры позднего  неолита Среднего Прииртышья и Барабы с могильниками Протока и Венгерово-2А в рамках  середины – второй половины V тыс. до н.э. Получено подтверждение хронологического  единства боборыкинских древностей Зауралья и боборыкинского поселения Автодром-2/2 в  пределах первой половины – середины V тыс. до н.э. Уточнена абсолютная хронология поселенческих комплексов изылинского/завьяловского этапа развитого неолита  в Верхнем Приобье в интервале последней четверти VI – первой четверти V тыс. до н.э.  Зафиксирована ситуация хронологической неоднородности кипринско-новокусковских керамических комплексов позднего неолита в Верхнем Приобье в пределах второй трети V – начала IV тыс. до н.э. Подтверждена датировка поселений большемысской культуры IV тыс.  до н.э. и обозначена методическая проблема радиоуглеродного датирования керамики этой культуры.

74-81 167
Аннотация

В статье анализируется категория неординарных археологических находок – бронзовые изображения человеческих лиц. Они происходят из раскопок Тимирязевского-1 курганного  могильника (юг Западной Сибири, нижнее течение р. Томь), которые в 1973 и 2014 гг.  проводил Томский государственный университет. Дано подробное описание всех личин и  контекста их обнаружения. Определено стилистическое единство находок в техническом и  художественном аспектах. Артефакты датированы V–VIII вв. и в результате комплексного  анализа определены как изображения особого – «тимирязевского» – облика. По  современным источникам их ареал ограничивается пределами Томско-Нарымского Приобья.  Личины относятся к одному иконографическому типу, известному по материалам культовой  металлопластики из археологических памятников Западной Сибири эпохи Средневековья.  Приводится развернутая аргументация интерпретации «тимирязевских» личин как деталей  ритуальных кукол, изготовленных из органических материалов. В обрядовой практике  коренных народов Сибири хорошо известно об изготовлении после смерти человека небольшой куклы – временного вместилища одной из «душ» умершего. С учетом  археологического контекста обнаружения личин реконструировано специальное  захоронение этих кукол с принадлежащими им наборами инвентаря (преимущественно  миниатюрных моделей вещей) на территории Тимирязевского-1 могильника. Высказано  предположение о том, что здесь захоранивали куклы и других типов – из органических  материалов, которые ко времени раскопок не сохранились. В пользу этого свидетельствуют  многочисленные изолированные скопления миниатюрных предметов, фиксируемые на  небольшой глубине в насыпях курганов или в пространстве между ними.

82-92 147
Аннотация

Проведено комплексное исследование скифского могильника Белое Озеро-3 в Турано-Уюкской межгорной котловине на территории Республики Тыва (Южная Сибирь). Согласно  радиоуглеродному датированию древесины четыре его кургана возведены 2 565–2 390  (калиброванные даты, 1σ) или 2 465–2 380 (некалиброванные) л.н. Установлено, что в  четырех курганах сложной конструкции с захоронениями в срубах над валиком выкида и на  периферийном кольце лежали камни, в кург. № 3, окруженном рвом, – плиты, в кург. № 4 – сооружена дополнительная насыпь. Вскрыто 12 744 м2 межкурганного пространства с 38 поминальными выкладками. Найдены фрагменты золотых фигурок различных животных, керамика, наконечники стрел, принадлежавшие уюкской культуре. По палинологическим  данным определено, что в период строительства первых двух курганов некрополя климат  был немного влажнее, чем современный, при сооружении еще одного кургана через 95 лет  появились признаки засушливости климата, а во время, соответствующее заключительной  фазе строительства некрополя, началось увлажнение. О смене экологических условий прошлого свидетельствует динамическое изменение количества и состава пыльцы  экологических групп растений: ксерофитов, мезофитов, гидрофитов и рудералов.  Сухостепные сообщества преобладали над мезофитными, гидрофитная растительность и  лиственничники росли у водоемов. Отмечались динамическое изменение антропогенного  прессинга на ландшафт и его усиление в начальную и заключительную фазы создания  некрополя в уюкское время. Фоновые и древние почвы имеют большое сходство свойств. Это свидетельствует об отсутствии существенных изменений палеоклимата в  период строительства некрополя и его близости к современной природной обстановке.

93-101 182
Аннотация

В статье систематизируется оружие дальнего боя, обнаруженного в ходе археологических раскопок на территории Азербайджанской Республики: в г. Кабала, Шемаха, Баку, Шабран,  Шамкир, Байлакан (Орен-кала), Шарур и их окрестностях, крепостях Гюлистан, Гасымханкала, поселениях Шамдан, Буровдал, Шакашехр. Основой для анализа  проникателей, относящихся к IX–XIII вв., послужила классификация наконечников стрел  тюркских народов Сибири, Дальнего Востока, Центральной и Средней Азии, восточно- европейских степей, представленная в работах российских археологов Ю.С. Худякова и А.И. Соловьева. Исследованные 95 наконечников относятся к одному классу (железные) и двум  отделам (черешковые и втульчатые). Установлено, что по сечению пера черешковые  наконечники делятся на восемь групп. Втульчатые формы представлены одной группой. По  функциональному показателю выделены наконечники трех видов: применявшиеся против  легковооруженного противника, против противника в кольчуге и против противника в  пластинчатой броне. По литейным формам, металлическим листам с вырезами и кожаным шаблонам определены способы изготовления наконечников: их ковали из металлических  заготовок произвольной формы или стержней и вырезали из листа металла по шаблону с  последующей дополнительной ковкой или без нее. Выделена наиболее представительная  группа наконечников, имеющих узкое, граненое в сечении перо с остроугольным острием,  рассчитанным на большую глубину проникновения. В количественном отношении  доминирующей является группа плоских форм. В статье приводятся сведения о нескольких  наконечниках стрел, обнаруженных в монгольских захоронениях конца XIII в. у г. Мингечаур.

102-112 101
Аннотация

В статье описываются и анализируются фрагменты лаковых покрытий, обнаруженные в курганах пазырыкской культуры № 21 и 31 могильника Чинета II в Северо-Западном Алтае.  С учетом места расположения в могиле, материала и формы скоплений остатков этих  покрытий сделано предположение о том, что в курганах находились деревянные чашечки. В работе приводятся результаты исследования находок методами аналитической химии, а  также инфракрасной-Фурье-спектрометрии. Установлено, что остатки окраски на не сохранившихся до наших дней артефактах из могильника Чинета II имеют сходство с  образцами китайских лакокрасочных покрытий, созданных на основе ци-лака.  Исследования стратиграфии слоев показали, что покрытия были изготовлены по  традиционной для Древнего Китая технологии. Верхние слои красного цвета аналогичны  слоям краски чжу-ци (чшу-чи) и нанесены на слои темно-коричневого ци-лака. Аналоги рассматриваемых находок выявлены среди представленных в коллекции  Государственного Эрмитажа фрагментов археологических лакокрасочных покрытий из погребальных комплексов Пазырык, Бугры II и др. Сравнение образцов из могильника Чинета II и элитных памятников скифской эпохи Алтая показало, что лаковые  предметы, возможно, поступали к кочевникам из одной зоны лакового производства  Древнего Китая в скифскую эпоху. Выдвинуто предположение о высоком социальном  статусе людей, которые были похоронены в кург. № 21 и 31 могильника Чинета II,  уступавших по параметрам «царским» курганам некрополей Туэкта, Пазырык, Башадар, Берель, Катанда и др.

113-121 126
Аннотация

В статье впервые проанализирован богато оформленный железный шлем, хранящийся в фондах Музеев Московского Кремля (инв. № ОР-2058). Установлено, что он происходит из  числа подарков, отправленных хотогойтским ламой Эрдэни Дай мэргэн Нансо русскому царю Михаилу Федоровичу Романову 14.01.1635 г. Не позднее 29.11.1636 г. шлем поступил в  сокровищницу Казенного двора, откуда 02.11.1640 г. был передан в Оружейную палату. В  комплект с наголовьем входила трехчастная пластинчато-нашивная бармица, крытая  цветным бархатом и шелком, матерчатый подшлемник, а также желтые атласные ленты,  завязывавшиеся под подбородком воина (все органические элементы были утеряны в  первой половине XVIII в.). Подвершие и козырек шлема покрыты надписями на санскрите,  которые представляют собой мантру Львиноголовой дакини. Мантра должна была защитить  носителя шлема от магического воздействия и оружия противника. Технологическая  экспертиза показала, что знаки на подвершии были позолочены, а на козырьке покрыты  серебрением. Первоначально шлем был атрибутирован сотрудниками Оружейной палаты как «шапка манджурская». На основании типологического анализа установлено, что он  изготовлен центрально-азиатскими (монгольскими или ойратскими) мастерами в конце XVI – первой трети XVII в. Рассматриваемый шлем может выступать эталонным образцом при  датировке и атрибуции боевых и парадных наголовий кочевников Центральной Азии  позднего Средневековья и раннего Нового времени из числа случайных находок и старых оружейных коллекций.

ЭТНОГРАФИЯ

122-131 135
Аннотация

Статья посвящена проблемам включения методов дендрохронологии в архитектурно-этнографическое обследование. Впервые ставится вопрос об обязательном его применении  при исследовании поселений русских в Сибири. На примере архитектурно-этнографического обследования восьми недвижимых объектов культурного наследия г. Тары показаны  преимущества и недостатки междисциплинарного подхода к датировке памятников  архитектуры. В результате включенного наблюдения, анализа имеющейся источниковой и  литературной базы, фотофиксации были описаны архитектурные особенности построек и  проведено предварительное датирование. Дендрохронологическая часть заключалась в  применении стандартной методики датировки, которая предполагает наличие двух  составляющих – привязанной к календарной шкале обобщенной индексированной  древесно-кольцевой хронологии по району исследования и относительной («плавающей»)  хронологии, построенной по образцам с исторического памятника. Обладая рядом  неоспоримых преимуществ, метод дендрохронологии имеет и закономерные ограничения.  Например, в нашем случае возникли сложности с датировкой зданий со следами многочисленных перестроек. Вместе с тем междисциплинарный подход позволяет  преодолеть эти сложности благодаря многофакторному анализу с привлечением данных  нескольких дисциплин. По результатам проведенного исследования было уточнено время  сооружения (перестройки) нескольких недвижимых объектов культурного наследия г. Тары  и построена 419-летняя древесно-кольцевая хронология, охватывающая период с 1596 по  2015 г., что в дальнейшем поможет датировать древесину памятников деревянного  зодчества Западной Сибири XVII–XVIII вв.

АНТРОПОЛОГИЯ И ПАЛЕОГЕНЕТИКА

132-142 161
Аннотация

В статье представлены результаты палеогенетического исследования останков девяти носителей саргатской культуры раннего железного века из двух погребальных комплексов в Барабинской лесостепи: пяти индивидов из кург. 8 могильника Погорелка-2 и четырех  индивидов из кург. 1 могильника Венгерово-6. В работе использованы четыре системы  генетических маркеров: митохондриальная ДНК, полиморфный фрагмент гена амелогенина,  аутосомные STR- локусы и STR-локусы Y-хромосомы. Для восьми из девяти индивидов  получены полные или частичные молекулярно-генетические данные. Приводится их  интерпретация в контексте возможного родства этих индивидов. Прямое родство по типу  «родитель–потомок» не зафиксировано. Выявленные случаи близкого родства по отцовской  и материнской линиям свидетельствуют о том, что это было одним из мотивов погребения  индивидов в одном кургане, причем родство по отцовской линии, по-видимому, имело  большее значение. Разнообразие линий мтДНК и Y-хромосомы среди погребенных в одном  кургане указывает на существование других мотивов совместного захоронения, помимо  кровного родства. Присутствие в курганах разных памятников носителей очень близких по структуре, хотя и не идентичных, вариантов Y-хромосомы может свидетельствовать о том,  что в саргатской популяции Барабы были группы мужчин, объединенных общим  происхождением по отцовской линии, возможно, «мужские» роды или кланы. Полученные  выводы нуждаются в дальнейшем подтверждении и детализации.

143-151 130
Аннотация

В статье излагается метод сопоставления краниологических выборок, основанный на анализе их внутригрупповой изменчивости на фоне мирового масштаба вариации  измерительных признаков лицевого скелета. Использованы главные компоненты,  подсчитанные для обучающей выборки, которая включает 357 мужских черепов из 27 групп населения Евразии, Африки и Америки. Нужно отметить высокую степень дифференциации этих групп, достигаемую без применения дискриминантного анализа. Для проверки  работоспособности метода рассматривается краниометрическая изменчивость четырех серий близкого к современности сельского русского населения. Они сопоставляются между собой,  а также с рядом других серий, представляющих финно-угорское, балтийское и западно- европейское население. Рассмотрение индивидуальной изменчивости в некоторых случаях  существенно дополнило сопоставление средних значений анализируемых выборок. Показано, что изученные серии русских значительно различаются между собой по  уровню внутригрупповой изменчивости. Если выборки из Никольского и Старой Ладоги весьма однородны, то серия из Козина является чрезвычайно гетерогенной. Она  охватывает, по сути, весь европеоидный масштаб изменчивости и, кроме того, включает  совершенно особый морфологический вариант, почти не представленный в других группах.  Русские серии, за исключением Козино, определенно более сходны с мордвой, чем  европейские, в т.ч. и западно-финнские, что выясняется при рассмотрении индивидуальной  изменчивости, но не средних значений. В то же время версия о специфическом  «лапоноидном» компоненте в составе русских подтверждения не находит. Русские в целом  не более «монголоидны», чем большинство европейцев, однако необходимо отметить присутствие единичных черепов с вполне определенным комплексом монголоидных черт.

ПЕРСОНАЛИИ



ISSN 1563-0110 (Print)